Вторник, 24.10.2017, 01:29
Приветствую Вас, Гость | RSS

Artifex Гость

Категории раздела
Списки вопросов [23]
Следует рассматривать как своего рода оглавления
Рисование [6]
Всё, что касается практического изображения на бумаге, картоне, холсте и т.д.
Дизайн и архитектура [0]
Кое-что о строительстве
История искусства [14]
Всё, что касается истории, причём не только искусства
Кинематограф [0]
Особый вид искусства, появившийся в 20 веке, соответственно и особая категория
История мировых религий [49]
Ну куда же без религии!
Логика [2]
Капитан Очевидность отрывается!
Философия [49]
Уже не знаю, что писать
Языки [3]
Всё, что касается изучения языков
Coding [5]
Исходные тексты программ
Мои статьи [0]
КТП [0]
Календарно-тематические планирования и программы
Педагогика [1]
История Отечества [144]
Всемирная история [113]
Делопроизводство [0]
ИСАА [31]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » История искусства

Общественная деятельность Матвеева в 1900-1903 гг. и её результаты
Отдельного рассмотрения требует вопрос о революционной деятельности Матвеева и имевших для него важное значение последствий.
Познакомившись с революционной группой, Матвеев активно начинает работать с ними. Ему поручают распространять агитационные листовки, а затем Георгий, видимо, по наставлениям сына нижегородского гравёра М. Свердлова, сам начинает их изготавливать. Гектограф, который использовался для этих целей, хранился в доме всё той же Шубиной, где жил Матвеев. В этом занятии ему помогает Н. И. Гурвич.
Николай Исаакович Гурвич, «сын кандидата прав» , вместе со своей женой Еленой Ильиничной прибыл сюда 25 августа 1900 года . Несмотря на тот факт, что Николай был младше на 7 лет, он пользовался немалым уважением со стороны Георгия, и это не удивительно: хорошо образованный молодой человек, он поражал своими знаниями; кроме того, производил приятное впечатление, смотрел открыто, улыбался при разговоре .
 «В 1900 году я был арестован на станции Лукоянов за распространение прокламаций РСДРП, которые были посланы почтой и были разбросаны накануне моего приезда в деревню (бывшие мои товарищи по деревне удружили по оплошности). В этот раз я был доставлен в Н.Новгород и сдан в жандармское, которое сейчас же препроводило меня в старую тюрьму, в одну из башен, [откуда] часто вызывали меня к допросу ― большей частью по ночам. [Там] я пробыл полтора месяца и был выпущен под надзор полиции. Администрация Ярмарочного комитета сейчас же, как только я явился в канцелярию, заявила, что я освобожден от служебных обязанностей... Получите расчет» . С этого момета Матвеев, как и многие из этого кружка, находился под особым надзором полиции. Временная работа нашлась в Земельном банке у архитекторов Вернера и Малиновского. Последний, кстати, также отличался антиправительственными взглядами, его жена Елена Константиновна, близкий друг Горького, активно участвовала в работе кружка.
Матвеева несколько раз арестовывали «за компанию» , в канун 1 мая 1902 года. Скорее всего, этот арест был связан с выступлениями во время похорон бывшего студента , жандармы обвинили его в сочувствии социал-демократам и арестовали. Матвеев, конечно, участвовал в этой демонстрации, но после событий 1900 года он был на особом счету у полиции и жандармов, потому его действительно могли арестовать «на всякий случай».
Близился 1903 год. Тонкая папка архива содержит на удивление много документов по делу № 242 «О преступной пропаганде среди рабочих завода Курбатова». Документы за подписью начальника Нижегородского губернского жандармского управления генерал-майора Шеманина повествуют о событиях 1903-го года.
23 апреля  был произведён обыск у «Ефима Кузнецова, Егора Матвеева и Павла Кузнецова». По результатам обыска Матвеев был заключён под стражу: «Препровождая при сем протоколы обысков произведенных в порядке Положения о Государственной охране с предметами отобранными таковыми и постановления мои о заключении под стражу Егора Матвеева, Зальмана Капелиович, Анатолия Николаева и Александра Кузнецова» .
В отличие от своих товарищей, которые имели на руках довольно много запрещённой литературы, листовок, фотографий, у Георгия была найдена всего одна брошюрка «Тихорецкий погром» . Именно из-за неё Матвеев был арестован. Отпущен он был только 7 мая .
30 апреля , согласно ст. 1035 Уст. Угол. Судопр., началось дознание, возглавлял которое ротмистр Немчинов, наблюдателем же был назначен товарищ прокурора нижегородского окружного суда Виссарионов.
По документам Георгия Петровича допрашивали единожды: «вызвать 21 мая … к 12 часам – Анатолия Васильева Николаева … и Егора Петрова Матвеева» . По всей видимости, именно тогда Матвееву было объявлено о высылке в Архангельск, куда он отправился 24 мая . Через полтора месяца, 11 июля начальник Архангельского губернского жандармского управления получает отношение, которое было объявлено Матвееву 18 июля. Из ответного сообщения становится ясно, что Матвеев в тот момент был уже в Холмогорах.
Здесь молодого рабочего с душой художника ждали новые впечатления: табакерки, шкатулки, ручки для трости, гребни, браслеты, медальоны – все эти кустарные изделия были богато изукрашены глухой и сквозной резьбой, гравировкой, поражающими воображении орнаментами.
Следующий документ, датированный 20-м декабря, сообщает, что это дознание решено административным порядком и «по состоявшемуся соглашению Г.Г. Министров Внутренних Дел и Юстиции настоящее дознание в отношении обвиняемого Егора Матвеева прекращено» , о чём ему было объявлено в январе следующего, 1904-го года. Наконец, документ от начальника архангельского управления к начальнику нижегородского  даёт нам возможность сделать вывод, примерно с середины января этого года (11 – 17) Георгий Петрович точно находился в Шенкурске.
 
После отбытия ссылки, как указывают некоторые источники , Матвеев возвращается в Нижний Новгород, но ненадолго: он отправляется в Санкт-Петербург, где теперь уже достаточно близкий его знакомый А. М. Горький устраивает Георгия в художественную мастерскую Льва Евграфовича Дмитриева-Кавказского и что более интересно, оплачивал обучение.
Следует сказать несколько слов о том, где оказался Матвеев. Петербург как столица являл собой буквально центр всего: это был центр культуры, где, помимо школы Дмитриева-Кавказского при Академии художеств или отдельно существовал целый ряд школ, в частности, знаменитая Тенишевская.
Это был, конечно же, центр политики и противников сложившейся политической системы – революционеров. Именно  с ними пришлось познакомиться Матвееву. Горький, человек, который был для революционеров одним из знаковых персонажей (в советское время его иногда называли «буревестник революции»), в 1905 году попадает в тюрьму. Этот арест был напрямую связан с событиями так называемого «кровавого воскресенья», принимал активное участие и был заключён в Петропавловскую крепость за антицаристские прокламации. Это даёт нам, в первую очередь, возможность судить, когда Матвеев появляется в Петербурге: источники указывают, что Георгий Петрович должен был встретиться с ним хотя бы раз, но эта встреча не могла произойти позднее 12 января 1905, когда Горького заключили «в отдельную камеру здания Трубецкого бастиона» . С другой стороны, становится понятно, почему он, только вернувшись из ссылки, снова начинает заниматься подпольной работой. Попав в самый эпицентр событий, он быстро познакомился с петербургскими бунтарями. Опытный в такого рода занятиях, бывший в ссылке, Матвеев вполне мог внушать доверие новым знакомым. Более того, навыки художника приводят его к должности «паспортиста» . Однако, «товарищи ценили … неаккуратность, и я передал, все что названо было «паспортизацией» прежнему хранителю. Но экскурсы с поручениями, передачами в разные концы города продолжались, и в этой работе главную роль играли мои ноги» .
Существует мнение, или даже предубеждение, что в школе Дмитриева-Кавказского ученики подготавливались гораздо слабее, нежели в Тенишевской. Вполне возможно, что здесь немаловажную роль играют субъективные факторы, такие как, например, «антиреклама» Репина: «Но экзамен нынче был хороший. Экзамено¬вались все хорошо. Отличились и тенишевцы мои: в Акад[емию] приня¬ты. Школа Дмитриева-Кавказского достаточно провалилась» . Между тем, Горький отправил Матвеева учиться именно туда. Рыжова считает, что это было связано в первую очередь с тем, что писатель был очень хорошо знаком с талантливым гравёром, закончившим Академию и получившим за одну из своих графических работ золотую медаль. Возможно, всё было проще: тенишевская школа, во главе которой стояла княгиня М. К. Тенишева, закрылась в 1899 г., а в 1903 перестала функционировать как учебное заведение и мастерская княгини . К слову, возможно это действительно неудачно для талантливого нижегородца, школа Тенишевой существовала за её собственный счёт и обучение было бесплатным .
К сожалению, для данной работы пока не было обнаружено описания характера Льва Евграфовича, однако один факт заставляет полагать, что к некоторым своим ученикам он относился более трепетно, и одним из таких учеников, возможно был  и Матвеев: его дочь сохранила портрет Дмитриева-Кавказкого с дарственной надписью «Г. П. Матвееву. Не забывай» от 12 февраля 1917 года.
В 1908 г. Матвеев возвращается в Н. Новгород. Он продолжает заниматься рисованием, резьбой, металлопластикой.   Официально он служит на Макарьевском техническом участке под непосредственным командованием инженера Карнишина С.Н., участвует в строительстве волнорезов на берегу Оки. Он снова выступает в роли десятника: «Материально я считал себе удовлетворенным и не искал другой [работы] лучше или вышеоплачиваемой, пока не подвернулось одно соблазнительное предложение: поехать в город Семенов организовать школу по художественной обработке дерева» .

Категория: История искусства | Добавил: Aules (05.05.2011)
Просмотров: 276 | Теги: история, Россия | Рейтинг: 0.0/0

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск